Свежие комментарии

Одесская афера века с продажей подделки «Тиары Сайтаферна» в музей Лувра

Одесская афера века с продажей подделки «Тиары Сайтаферна» в музей Лувра

Замечательные археологические открытия, сделанные в XIX веке, дали толчок широкому развитию коллекционирования древностей. Увеличение спроса на древние предметы привело к их вздорожанию, а это в свою очередь сделало торговлю древностями весьма выгодным и прибыльным делом. Такой своеобразный «бум» вынес на гребень волны и мутную пену — разного рода мошенников, начавших изготовлять и продавать фальшивые древности.

Чаще всего качество подделок было низким, что обусловливалось не в последнюю очередь низким культурным уровнем фальсификаторов, не обладавших достаточными познаниями в области античности.Однако были среди фальсификаторов и весьма сведущие и искусные люди, обладавшие широкими и разносторонними познаниями.

Часто фальсификация была столь высокого качества, что вводили в заблуждение даже самых искушенных знатоков.Например, славились так называемые «сазоновские» монеты — чрезвычайно искусно изготовленные подделки. Делал их бывший ротмистр керченской пограничной стражи М. Сазонов.

Одесская афера века с продажей подделки «Тиары Сайтаферна» в музей Лувра

 

Сазонов обычно подделывал редкие монеты и поэтому, чтобы не вызвать подозрений и не сбить цену, чеканил всего по 3—4, редко более 7 экземпляров каждой монеты. Сбывал он их в Одессе и Херсоне. В течение очень долгого времени его монеты не вызывали ни малейших сомнений в подлинности.

Особенно «прославились» в те времена торговлей поддельными древностями братья Гохманы из Одессы, сумевшие привлечь к изготовлению подделок весьма умелых и талантливых, а порою выдающихся мастеров, часто и не ведавших о том, как используется их труд и искусство.

Иногда братья-мошенники действовали через подставных лиц. Одним из таких агентов была некая крестьянка Анюта из села Парутина. Принося в музей или коллекционерам «древние» золотые изделия, чаще всего смешанные с подлинными древними предметами, она подробно рассказывала о месте и обстоятельствах их находки.

Одному из любителей древностей однажды даже дали возможность самому найти поддельную вещь: её просто незаметно подсунули в раскопанную при нём древнюю могилу. И эта «находка» непосредственно при раскопках долго служила неотразимым аргументом подлинности очевидной подделки.

Порой в заблуждение вводились даже самые опытные, маститые специалисты. Изделия фальсификаторов появились в русских музейных собраниях. Вскоре братья Гохманы вышли и на международную арену.

Среди подделок были подлинные шедевры искусства, свидетельствовавшие о выдающемся мастерстве их творцов. Одним из них,кто изготавливал для братьев Гохман подделки древних шедевров, был одесский ювелир И. Рухомовский, имя которого в первую очередь связано с так называемой тиарой Сайтаферна — венцом фальсификаций на юге России(см. ниже )!

Любопытно, что Рухомовский без чьей бы то ни было помощи сам достиг такого совершенства в ювелирном искусстве, что в киевских граверных мастерских, куда он приехал якобы учиться, не оказалось никого, кто мог бы его ещё чему-нибудь научить.Рухомовский сочетал в своем лице искуснейшего гравера, чеканщика и ювелира .

Девять лет трудился он над золотым «саркофагом со скелетом» — самым выдающимся своим произведением. Миниатюрный саркофаг был покрыт тончайшими рельефами, аллегорически изображавшими различные этапы человеческой жизни. В саркофаге помещался скелет величиною с палец, составленный из 167 частей, причём каждая из этих миниатюрных золотых «костей» двигалась в том направлении и ровно настолько, как у натурального скелета. За это замечательное произведение Рухомовскому была присуждена золотая медаль на выставке Салона французских художников в Париже 1903 г.

Одесская афера века с продажей подделки «Тиары Сайтаферна» в музей Лувра

Следует отметить, что Рухомовский не был мошенником, сознательно изготовлявшим подделки, он работал по заказам и обычно не знал об истинных целях своих заказчиков.И не его вина, что им часто пользовались для крупного мошенничества. Так, в частности, ему была заказана «тиара Сайтаферна» якобы для подарка к юбилею одного известного харьковского профессора. Именно «тиара Сайтаферна» прославила его на весь мир — как непревзойденного ювелира !

В апреле 1896 года появились сообщения о том, что парижский Лувр за огромную сумму приобрёл золотую тиару скифского царя Сайтаферна, найденную якобы крестьянами села Парутина в составе клада на месте древней Ольвии. Тиара ( высота её 18 см, а вес 443 грамм ) изумительно тонкой работы состоит из нескольких поясов — фризов. На нижнем изображены идиллические сцены из жизни скифов, на среднем, самом широком, — мифы из «Илиады».

О скифском царе Сайтаферне было известно из знаменитого ольвийского декрета в честь Протогена, что он «прибыл в Канкит и требовал даров». Ольвия с конца III века до н. э. была данницей скифов. Тиара, как будто, являлась прямой иллюстрацией к декрету в честь Протогена. К этому можно добавить, что шрифт надписи на тиаре во всех деталях совпадает со шрифтом Протогеновского декрета и надпись с точки зрения греческой эпиграфики безупречна.

Весной 1896 г. в Вену приехал одесский торговец древностями Шепсель Гохман и предложил императорскому придворному музею приобрести вещи, происходящие якобы из случайно обнаруженного в Ольвии клада. Наиболее ценной вещью среди привезенного Гохманом была золотая тиара с надписью.

Ещё раньше предприимчивый торговец пытался сбыть её Британскому музею, но там, зная его дурную славу торговца поддельными древностями, отказались даже посмотреть предложенные вещи. Дальше события развивались так.

Гохман передал тиару двум венским антикварам Фогелю и Шиманскому, поручив продать её за 30 тысяч франков с условием, что если им удастся получить больше, то прибыль поделят. Те отправились в начале марта в Париж, где при посредничестве некоторых влиятельных лиц предложили тиару Лувру.

Там она была подвергнута тщательной и всесторонней экспертизе, и среди всех учёных мужей, которые её изучали, не нашлось ни одного, высказавшего хотя бы тень сомнения в её подлинности. А ведь среди них были такие авторитеты, как знаменитые братья Теодор и Саломон Рейнаки, крупнейшие эпиграфисты Фукар и Олло и др. Одобрил покупку и директор национальных музеев Франции Кемпфен.

Торговцы запросили баснословную цену, но стремление приобрести шедевр было так велико и уверенность в его подлинности столь глубока, что Лувр согласился уплатить за неё огромную сумму: называли цифру 200 000 франков и даже четверть миллиона (более 90 тыс. рублей золотом).

Сделка состоялась по иронии судьбы 1 апреля. «Тиара Сайтаферна» заняла место в витрине Лувра среди национальных сокровищ Франции.Как только появились сообщения о луврском приобретении, в России сразу же раздались голоса, высказавшие сомнения в подлинности тиары. Русские учёные хорошо знали цену «ольвийским древностям», поступавшим на рынок через посредство очаковских и одесских торговцев.

Тиара Сайтаферна. Подделка.

Тиара Сайтаферна. Подделка.

 

Первым против подлинности «тиары Сайтаферна» высказался русский ученый искуствовед Н. И. Веселовский . Вскоре к выводу о поддельности тиары пришёл и известный немецкий учёный Фуртвенглер , который имел возможность лично осмотреть тиару в Лувре. Он доказывал, что в изображениях на тиаре наблюдается смешение разнородных и разновременных стилей, что там допущены ошибки, которые античный мастер допустить не мог, и т. д.

На высказывания русских учёных французы не реагировали, но авторитет Фуртвенглера во Франции был непререкаем.Несмотря на это, против него ополчились хранитель Лувра Эрон де Вильфос и братья Рейнаки. Одним из важных «аргументов» в пользу подлинности тиары было глубокое убеждение, что в мире нет мастера, который был бы способен на столь высокохудожественную подделку!

Тиара привлекла внимание общественности. 28 ноября Паскаль Груссе, депутат от департамента Сены, сделал заявление в Национальном собрании: сомнительные вещи не должны покупаться и экспонироваться в Лувре. Однако и это результатов не имело.

Тем временем события развивались в другом направлении. В начале 1897 году венские антиквары Фогель и Шимапский были привлечены к суду Гохманом , так как они не поделили барышей. Здесь впервые и всплыло имя Рухомовского и о нём уже стали говорить, как об авторе «тиары Сайтаферна».

В октябре 1807 г . французский «Журналь де деба» опубликовал письмо Рухомовского, в котором тот категорически отрицал свою причастность к луврской покупке.Однако эта афера взбудоражила весь Париж и за три дня, с 19 по 21 марта, в Лувре побывало более тридцати тысяч человек, чтобы посмотреть на ставшую вдруг знаменитой вещь.

Но скоро в этом шуме появились голоса, которые смогли внести ясность.
23 марта «Матэн» опубликовала письмо, а затем и интервью одного русского ювелира, жившего в Париже. Тот заявлял, что луврская тиара является произведением его лучшего друга Рухомовского, которому он сам помогал на протяжении восьми месяцев в течение всей его работы.

Мемориальная доска ювелиру Израилю Рухомовскому в Одессе (ул. Осипова, 6)

Мемориальная доска ювелиру Израилю Рухомовскому в Одессе (ул. Осипова, 6)

 

Ювелир ручался за личную честность Рухомовского, который, по его словам, изготовлял тиару, не ведая, что она предназначается для мошеннической продажи в качестве «подлинной» древней вещи.Эти заявления произвели впечатление разорвавшейся бомбы.

После поступивших писем Рухомовский был допрошен в Одессе русской полицией и подтвердил, что является автором «тиары Сайтаферна» , но вместе с тем отрицал какую бы то ни было причастность к её продаже. Рухомовский заявил, что работал над тиарой в Одессе в течение 7—8 месяцев и получил за неё 1800 рублей. Он также указал и на источники, служившие ему образцами при создании тиары. Это были широко известные в то время «Русские древности в памятниках искусства» Толстого и Кондакова — для скифских сюжетов и популярный «Атлас в картинках к всемирной истории» Вейсера — для мотивов из «Илиады».

В марте 1903 г. в Париж инкогнито приехал Рухомовский и поселился в отеле «Централь» под вымышленной фамилией. Но вездесущие репортеры очень скоро разыскали его. Рухомовский стал героем дня, кумиром парижан, которым очень импонировало то, что этот маленький человек из России дал им повод посмеяться над сильными мира сего. Портрет Рухомовского появился во всех парижских газетах.

Так закончилась крупнейшая афера с подделками древностей, однако следует упомянуть лишь ещё об одном любопытном эпизоде, происшедшем во время пребывания Рухомовского в Париже. Некий предприимчивый американский бизнесмен предложил Рухомовскому совершить кругосветное турне с демонстрацией тиары. Для этой цели он был готов купить её у Лувра за ту цену, которая была за неё уплачена. Проект этот не был, однако, осуществлён — то ли не дал согласия Рухомовский, то ли французское правительство предпочло финансовый убыток новым насмешкам над французскими учёными.

В 1924 году копия «тиары Сайтаферна», сделанная Рухомовским, выставлялась в Бурлингтонском клубе изящных искусств, как выдающееся произведение русского искусства. Ещё два произведение Рухомовского находятся в собрании музея Фаберже — это кулон в виде тиары Сайтафарна и колье со сценами античной жизни.Рухомовский остался в Париже, где он жил в бедности и умер там в 1936 г. в возрасте 76 лет.

Частично использован материал : http://ru-sled.ru/tiara-sajtaferna/

Уважаемые друзья! Обязательно ставьте лайки и подписывайтесь на сайт и делитесь своим мнением в комментариях!

Рекомендую также прочесть 

Почему чёрный квадрат Малевича – это шедевр? https://otari.mirtesen.ru/blog/43832063794/                                    

Почему Петра I не хоронили 6 лет https://otari.mirtesen.ru/blog/43251977623/

https://otari.mirtesen.ru/blog/43620726447 Самые любопытные легенды о пяти известных правителях

Картина дня

наверх